Published On: Пн, Sep 26th, 2016

От геноцида езидов в Османской империи до геноцида в Шангале: о чем врут армянские парламентарии. Часть 1

14330011_556546304538415_6486602222068253817_n

Виталий Подвицкий, ÊzîdîPress

13 сентября стало известно, что армянские парламентарии отложили на год обсуждение законопроекта о признании геноцида езидов в Ираке, совершенного террористами ИГ. На этом фоне особо цинично выглядело высказывание Гургена Арсеняна, заявившего, что, мол для геноцида погибло слишком мало езидов. Так или иначе, но  Арсенян сегодня – это символ всего армянского парламента, который не в состоянии решить даже проблемы своей страны.

Казалось бы, кому, как не армянам, знать, что такое геноцид? Но, к сожалению, молодое поколение армянских политиков делает все для того, чтобы вбить клин в многовековую дружбу между езидами и армянами. Своими необдуманными действиями и заявлениями армянские политики разочаровывают езидов, которые хотели бы видеть дружественную Армению в числе первых стран, признавших их геноцид. Конечно, решение Армении никоим образом не повлияет на борьбу с террористической группировкой ИГ, скорее, это стало бы актом дружбы и в очередной раз укрепило бы езидско-армянские связи. Однако сегодня можно уже с уверенностью констатировать факт, что Армения не будет в числе первых стран, признавших геноцид в Шангале, где в 1915-1917 гг. езиды ценой собственной жизни спасли около 20 тыс. армян от турецких солдат.

И здесь вполне справедливо проводить параллели с законопроектом о признании геноцида религиозных меньшинств в Османской империи, из которого в марте прошлого года демонстративно были исключены езиды. Армянские парламентарии обещали вернуться к обсуждению данного вопроса в сентябре 2015 г., да только воз и ныне там. И, скорее всего, законопроект о признании геноцида езидов в Шангале ожидает та же участь.

Согласно 2 статье Конвенции ООН о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него, под термином «геноцид» «понимаются действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу».  Поскольку данная часть статьи посвящена геноциду езидов в Османской империи, мы рассмотрим небольшой эпизод из истории езидов, который так рьяно отрицают армянские депутаты. Хочется отметить, что история езидов – это череда массовых убийств, когда одни геноциды сменяли другие, и у езидов не было даже десятилетия мирного неба над головой. Мы не ставим перед собой цель описывать все массовые убийства езидов в Османской империи, происходившие из века в век, ибо нам не хватит для этого одной статьи. Достаточно отметить, что на основе архивов Блистательной Порты, турецкий ученый Стамбульского университета Ахмед Гокчен в своем фундаментальном труде «Езиды в архивах Османской империи» [1] пришел к выводу, что за период существования османского государства были убиты несколько миллионов езидов, свыше 4 млн. езидов были насильственно исламизированы. И это неудивительно, ведь езиды, с точки зрения норм шариата, являются бесписьменным народом, которых, по мнению радикалов, необходимо обратить в ислам, либо истребить. Но, к сожалению, то, что очевидно турецкому профессору, непонятно армянскому парламентарию. В этом и заключается парадокс.

Попытки «мирного решения» езидского вопроса в Османской империи

Еще в ноябре 1890 г. британский ученый Уоллис Бадж сообщал о зверствах османских солдат по отношению к езидам в Синджаре, которые силой пытались навязать им ислам [2]. Таким образом, превращение езидов в мусульман стало главной государственной политикой Йылдыз-сарая. Неясным остается происхождение данной идеи. Французский вице-консул Сиуффи приписывает ее местным чиновникам в Мосуле. Андрус Альфеус подтверждает, что «это движение появилось в Мосуле и пыталось привлечь внимание султана». А вот британский вице-консул в Диарбакире спустя несколько лет назовет идеологом данной политики Сури-пашу, местного губернатора [3].

Так или иначе, одна из главных задач по преобразованию езидов в мусульман была возложена османскими властями на специальную комиссию, состоящую из  религиозных ученых, которой руководил военный командир Абдулкадир бей. В  апреле 1891 г. комиссия была направлена в Мосул, чтобы убедить езидов принять ислам [4].

По прибытию в Мосул, члены данной комиссии направились в Шейхан, в религиозный и политический центр езидов. Там они собрали всех езидских лидеров, включая Мирзу-бега, главу всех езидов, и заявили, что султан призывает их вернуться в ислам и в случае отказа, езидам придется платить налог и быть военнообязанными. В свою очередь, езидские лидеры отвергнули данное предложение и добавили, что их религиозные воззрения гораздо старше ислама [5].

В последующие 21 дней комиссия так и не смогла убедить езидов принять мусульманство. Абдулкадир бей в своем докладе Блистательной Порте заявил, что эта проблема не может быть решена пока видные езидские деятели находятся в Мосуле. Он предложил властям отправить в ссылку в другую провинцию 11 езидских лидеров. По его мнению, без своих лидеров езиды быстрее бы попали под контроль Стамбула [6]. После этого доклада османские власти, пользуясь советом Абдулкадира, выслали езидских лидеров в Бенгази, на территорию современной Ливии [7].

Используя колоссальное давление и репрессии, режим Абдул Хамида II так и не сумел навязать езидам мусульманство. В свою очередь, действия Абдулкадира вызывали раздражение среди местных чиновников и торговцев, которые рапортовали Стамбулу о провале комиссии и призывали отменить ее, опасаясь езидского восстания [8]. В июле 1891 г. Абдулкадир бей был уволен с занимаемой должности, но власти так и не отказались от идеи исламизации езидов [9]. Для этой цели была создана новая комиссия под руководством Хаджи Масуд бея, блистательного оратора и знатока курманджи и арабского языка, на которого была возложена миссия по «устранению отклонения» езидов. Но эта комиссия, как и предыдущая, также не сумела добиться поставленных целей и власти перешли к более радикальным методам, назначив 9 мая 1892 г. генерал-лейтенанта Омара Вахби-пашу, более известного среди езидов как Ферик-паша,  руководителем так называемой реформы сил [10].

Силовое решение езидского вопроса

Режим Абдул Хамида II, используя данную политику, стремился не только навязать ислам езидским племенам, но и провести ряд важных реформ в провинциях Мосула, Багдада и Басры, что имело чрезвычайно важное значение для политики Блистательной Порты [11].

В обязанности назначенного Йылдыз-сараем генерал-лейтенанта входило преобразование езидов в мусульман. В одном из документов он характеризуется следующим образом: «Омар Вахби-паша  […] командующий реформой сил, которому присвоено звание и назначена зарплата, чтобы он хорошо служил и обратил езидов в высшую религию – ислам. Он признает эту цель и обязуется реализовать ее» [12].

С приходом в Мосул 11 июня 1892 г. Омар Вахби-паша с первых же дней начал использовать насилие в качестве единственно правильного инструмента претворения своих планов. Не медля ни секунды, он направил езидам в Шейхан послание – принять ислам или умереть. Получив отказ от езидских лидеров, Омар Вахби-паша переманил на свою сторону курдские и арабские племена и приказал им организовать нападение на езидов. Учинив беспрецедентную резню мирного населения, ставленник Османской империи, отобрал у езидов священные символы религии, разграбил Лалыш и обратил храм Шейха Ади в мусульманскую школу [13]. Как сообщают современники, Лалыш полностью опустел [14]. В ответ на эти преступления послы христианских государств выразили свой протест Стамбулу. Французский вице-консул в Мосуле Николя Сиуфи, который имел дружеские отношения с Пашей, призвал его использовать «более мирные методы, а не силу», в противном случае он вынужден будет сообщить о насильственных действиях по отношению к езидам французскому правительству [15].

Спустя некоторое время Вахби-паша собрал членов провинциального совета Мосула и вызвал езидских лидеров в резиденцию губернатора. Там им было приказано «исправить свои убеждения» и «принять ислам». Позже он доложит в Стамбул: «Суеверные и заблудшие езиды, которые годами находились на неверном пути, прибыли в Мосул без каких-либо сил, чтобы по своей доброй воле принять ислам. Их с уважением встретили Паша, шейхи и религиозные деятели» [16]. Как впоследствии докажет Следственный комитет, все это не соответствовало истине. Около шести или семи езидских лидеров были тяжело ранены. Те, кто отказался принимать ислам, были заперты в правительственном здании в течение восьми дней. Кроме того, ни одно из езидских селений «не исправило своих убеждений» и продолжало следовать вере своих предков, несмотря на массовые убийства. На основе проведенного расследования Комитет докажет, что «Омар Вахби полностью сочинил эту историю и лгал султану» [17].

После сурового гнета и различных угроз уничтожить езидов, группа езидских лидеров во главе с Мирза-бегом, Хамза-бегом и Бади-бегом формально приняла ислам. Таким образом, план Омар Вахби-паши был доведен до конца. Он выразил надежду, что и езиды Шангала последуют их пути [18]. Параллельно он направил свое послание всем езидским предводителям о том, что эмир в Шейхане вместе с остальными езидами отрекся от езидской веры и призывал остальных последовать их примеру.

Так, езиды Вана, возглавляемые Хатиб-агой, отцом Джангир-аги, направили посланников в Шейхан, чтобы удостовериться в сказанном. Делегация состояла из трех человек – пир Хаджи из рода Пир Бари и два мурида. Чтобы отправиться в Шейхан, необходимо было получить разрешение от Вахби-паши, который должен был выдать пропуск (тазкара). По прибытии к нему езиды попали в ловушку, и им было предложено принять ислам. Отвергнув данное предложение, пир Хаджи принял мученическую смерть [19].

Одним из важных инструментов насаждения мусульманства в езидском сообществе были школы и мечети. И все это происходило несмотря на то, что османским властям никогда не удавалось обеспечивать их посещение езидами.

По предложению Паши власти в Мосуле решили построить мечеть и школы в шести езидских деревнях, которые «заслужили принять ислам» [20].

По просьбе местных властей Блистательная Порта направила учителей в районы проживания езидов, которые должны были взять на себя ответственность «учить и воспитывать» езидских детей [21]. Эти учителя прекрасно владели курманджи и арабским языком, а также знали «обычаи и культуру» местного населения.

Осман-паша, назначенный в сентябре  в качестве нового губернатора Мосула, направил в Стамбул телеграмму, уведомляющую о необходимости большого количества букваря, Корана и исламской литературы, которые бы использовались в образовательных целях в школах, построенных для езидов и шабаков [22].

В соответствии с предложением Вахби-паши, Совет министров назначил эмиром всех езидов Мирза-бега. Что же касается его брата Али-бега II, ему повезло меньше всего. За отказ принимать ислам [23] его подвергали постоянным пыткам. Как рассказывали очевидцы тех событий, езидского лидера в Баадре постоянно проводили босиком по колючкам, предлагали деньги, золото, но он так и не принял ислам. Из-за его авторитета среди езидов, его решили не убивать, а отправили в  ссылку в г. Сивас.

Нападению со стороны османских войск подверглись также  селения Башика и Бахзан, где находились многие езидские святыни, уничтоженные впоследствии правительственной армией. После многочисленных попыток распространить ислам среди местного населения, под запрет в этих селениях попало слово «езид». Жители Башики и Бахзана вынуждены были участвовать в проповеди и выполнять пятничную молитву [24].

Прибытие в Мосул Паши и его различные действия стали причиной конфликтов и беспорядков. Он привлекал преступников в сборе оружия у племен, облачал людей в кандалы и заставлял их ходить в таком состоянии по Мосулу, пытался включить женщин в перепись населения вопреки приказу султана, а также без суда и следствия задержал знатных членов провинциального совета Мосула. Получив письменное разрешение, он организовал операцию против езидов Шангала. Войска, возглавляемые его сыном Асим беем, напали на езидские селения, убили более 500 езидов, а женщин и детей сожгли заживо [25].

Все эти события заставили езидов взяться за оружие и восстать в горах Шангала. К своим собратьям активно присоединялись езиды из Диарбакира, Мардина и других регионов. Несмотря на обещания Омара Вахби решить эту проблему без кровопролития, он направил своих солдат в Шангал, где развязалась битва между езидами и правительственными войсками. Потери османской армии охладили пыл властей, и глава города Мосул Хаджи Эмин Афанди дважды пытался убедить езидов отказаться от восстания. А в это время Омар Вахби-паша так и не смог смириться с потерями и организовал третий и четвертый поход против езидов [26].

8 декабря 1892 г. султан Абдул Хамид II под давлением англичан и французов, а также влиятельных фигур, близких к езидам, таких как Ормуз Рассам, Альфеус Андрус и Освальд Пэри, уволил Омара Вахби-пашу и его сына в связи «с их неправильными действиями». В то же время по указу султана в Мосул был направлен Комитет по расследованию [27]. Когда члены комитета Шакир-паша, Камиль-паша и Садик бей, только начали расследовать все события, произошел ужасный случай: 24 января 1893 г. в  Мосул прибыла группа езидов с семью обезглавленными телами. Они утверждали, что эти люди были убиты сыном Омара Вахби и Рашидом Афанди, предыдущим главой Шейхана. Езиды требовали от провинциальных властей справедливости [28]. И хотя Омар Вахби и был обвинен в преступлениях, тем не менее, не понес никакого наказания. Его сослали в Дамаск, а через два года восстановили в звании.

Заключение

Отрицание геноцида езидов в Османской империи со стороны армянского парламента – это, прежде всего, плевок в сторону граждан Армении езидского происхождения, а также езидской общины постсоветского пространства. Депутаты Национального Собрания отрицают, в первую очередь, многовековую езидско-армянскую дружбу. В 1915-1918 гг., когда езидские и армянские бойцы, руководимые Джангир-агой и Андраником Озаняном, бок о бок сражались вместе за право жить, никто не сомневался в искренности их дружбы. Сегодня же армянский парламент своими неадекватными решениями демонстрирует потомкам тех езидов их место в армянском государстве на радость недругам. Таким образом, бесправные и сломленные многочисленными геноцидами езиды зря видели в лице Армении своего естественного союзника и заступника.

Рустам Рзгоян

Центр езидских исследований

Мнение автора может не совпадать с мнением Центра и редакции ÊzîdîPress

26.09.2016

Список используемой литературы

[1] Ahmet Gökçen, Osmanlı ve İngiliz Arşiv Belgelerinde Yezidiler, Istanbul, 2012

[2] Sir E.A. Wallis Budge, By Nile and Tigris, vol. 2, pp. 214-223

[3] W.B.Heard, Notes on the Yezidis, JRAI, vol. 41, 1911, pp.217-218

[4] BOA. Y.MTV. 50/21 10 L. 1308 (19 May 1891),and, BOA. Y.MTV. 50/51 16 Za. 1308 (23 June 1891)

[5] Guest, A History of the Yezidis, p. 133.

[6]  Y.MTV. 50/21, folio 1

[7] BOA. DH.MKT. 1850/65, 8 Z. 1308 (15 July 1891)

[8] BOA. Y.MTV. 52/84, 26 Z. 1308 (2 August 1891)

[9] BOA. Y.MTV. 53/73, 17 M. 1309 (23 August 1891)

[10] BOA. I˙.DAH. 100344, 11 L. 1309 (9 May 1892), and BOA. I˙.DAH. 1276/100388, 17 Za. 1309 (13 June 1892)

[11] Gökhan Çetinsaya, Ottoman Administration of Iraq, p. 79–80

[12] BOA. DH.MKT. 2002/56, 23 Safer 1310 (16 September 1892)

[13] Nuri Pas¸a, Abede-i I ˙ blis, p. 72; Guest, A History of the Yezidis, p. 136–137

[14] Lord H. A.G. Percy Warkworth, Notes from a Diary in Asiatic Turkey

(London: Edward Arnold, 1898), 184; Gertrude Bell, Amurath to Amurath  (London: William Heinemann, 1911), 279; Guest, A History of the Yezidis, p. 141–144, and Ebubekir Hazım Tepeyran, Hatıralar, second edition, edited by Faruk Ilıkan(Istanbul: Pera Yayıncılık, 1998), 478–479

[15] Guest, A History of the Yezidis, p. 135 –136

[16] BOA. I˙.DAH. 53/S.1310, 27 S. 1310 (20 September 189)

[17] Y.MTV. 74/36

[18] BOA. Y.MTV. 65/115, 25 M. 1310 (19 August 1892)

[19] Д.Пирбари, Езиды Сархада, М., 2008, стр. 155-156

[20] BOA.DH.MKT. 1889/75, 12 R. 1309 (15 November 1891) and BOA. DH.MKT. 1902/42 14 Ca. 1309 (16December 1891)

[21] ˙.DAH. 53/S. 1310. See also, BOA. DH.MKT. 2012/117, 28 Ra. 1310 (20 October 1892)

[22] BOA. Y.MTV. 68/90, 19 Ra. 1310 (11 October 1892)

[23] BOA. DH.MKT 2002/56, 23 Safer 1310 (16 September 1892)

[24]  Guest, A History of the Yezidis, p. 135 –136

[25] BOA. Y.EE. 87/73, 21 Ca. 1310 (11 December 1892). For the telegram dated to 4 December, seefolio 3

[26] Y.EE. 87/73, folio 3, and BOA. Y.MTV. 71/99, 15 Ca. 1310 (5 December 1892)

[27] BOA. I˙.HUS. 6/1310.Ca/65, 18 Ca. 1310 (8 December 1892)

[28] BOA. Y.MTV. 74/33, 8 B. 1310 (26 January 1893), and BOA. Yıldız Yaveran ve Maiyyet-i Seniyye(Y.PRK.MYD.) 12/31, 7 B. 1310 (25 January 1893)

About the Author

- Редактор русскоязычного издания êzîdîPress. Если у вас есть вопросы, можете написать нам. E-mail: rust1990-russia@mail.ru